?

Log in

No account? Create an account

Верхний пост

Нас тут двое, так уж исторически сложилось. Кто пишет - можно определять по юзерпику. Этот журнал ведётся с целью запечатлеть некоторые моменты нашей повседневной жизни, весёлые или не очень. Личные записи в режиме friends only.

Рамчику годик

Волшебный первый год третьего ребёнка. Новорожденный червячок превратился в веселого, упорного мальчишку. Старшие братцы, постоянно скачущие в миллиметре от него, умудряются не затоптать, но держат в тонусе находящегося с ними взрослого.
Начал делать первые шаги.
7 зубов.
Недавно закончила кормить грудью, полностью перешёл на общее питание, ест хорошо.
Спит вместе с Йонатаном, оба иногда просыпаются ночью, сами не засыпают. Днём спит пару раз.
В общем самый обычный сладкий годовалый малыш.
С днём рождения, ясное солнышко, очень тебя любим.

- мама, кофе?
- спасибо, я кофе попила
- не расслышала, я бы кофе попила или я кофе попила?
- попила уже дома, спасибо)))
- ааа, а-то я уже обрадовалась))) чай?
- нет, нет, ничего, спасибо


- папа, тебе кофе или чай?
- а кто-то ещё пьёт?
- бгггг, ну может Рома, так что тебе?
- я кофе не хочу.
- окей, сделаю тебе зелёный чай)))


ну не зайки?))))

Tags:

Я уже привыкла, что Йонька носится рядом с Рамчиком, и в общем-то не пришибает его, да и в весовой категории они скоро сравняются. Но всё-таки приглядываю, мало ли. Только в этом приглядывании я чаще замираю от испуга и не вмешиваюсь, и через секунду выдыхаю. Вот вчера например, он носился, играл, а потом рррраз и перепрыгнул через Рамчика. Букет, букет эмоций эти дети.

Какая бооль, какая боль

Мы так устроены, что момент встречи с болью настолько невыносим, что нам тут же хочется делать всё что угодно, только перестать чувствовать. Заесть, запить, прибить того, кто делает больно, выпить таблеточку, купить игрушку, выдать циничную шутку, проанализировать и извлечь уроки, накачать мышцы психики и тела. И много прочих защитных механизмов включается, деструктивных и конструктивных.

Но только жизнь так устроена, что какой бы ты не был таф гай, боль её часть. И с нею надо учиться встречаться. И замечать, и признавать. А ещё признаваться. Это огромный дополнительный уровень коммуникации и отношений и самоощущений.

Забавно, я знала и слышала это и раньше тыщу раз, более того, своим детям я постоянно даю этот инструмент, говоря им, мой хороший, как же тебе больно, я знаю. Обычно они легко плачут и легко успокаиваются.

А сама с собой поворачивалась в сторону других механизмов. Усмиряла деструктивные защиты, в частности собственную агрессию. Становилась натренированнее, сильнее, наблюдательнее. Это неплохо конечно. Но не единственное и не основное. И только сейчас ощутила - повернуться к боли это не стать слабее. Скорее наоборот. Кишка тонка у того, кто этого не может сделать. Это в общем-то и не про защиты и не вместо них, это работа в другой плоскости. Можно сказать, что это дополнительный нетривиальный инструмент сделать себе хорошо.

Парадокс человека, что решения настолько доступны и просты, насколько нетривиальны и тяжелы, когда их не видно.

Пелевин, iPhuck 10

Это какой-то виртуозный смак для моего мозга! Аж хочется выразить свои впечатления в соответствующей форме, но всё, что могу сгенерировать сама, выглядит примерно также убого, как всякие человеские потуги в сравнении с умениями искуственного интеллекта.

Nov. 7th, 2017

Забираю Йо из сада, на ходу обмениваюсь парой слов с другой мамой про сиблингов. Она спрашивает:

- а младший у тебя сейчас с твоей мамой, да?

- ага, пока до сада дорастёт

- oh, it's the second best! (o, это следующее после самого лучшего!)

Слышу, что это её царапает, она из тех мам, которые сами с ребёнком.

Я полуотшучиваюсь:

- oh, she is the first best))) (она самая лучшая)

Её лицо рассеивается, и каждая из нас возвращается к своим баранам детям. 

И я дальше на ходу ощущаю - попустило меня за семь лет, обработало через лопасти материнства. Нет импульса доказывать, утверждаться, раниться - ни об мою маму, ни об себя, как маму, ни об других мам. 

Интересная штука жизнь. Механизм он такой бесстрастно мощно работающий. Обрабатывающий в нужной мере. Но пообтесавшись, как будто учишься любить без эйфории. И даже мазохистически видеть красоту этого процесса обтёсывания.

Мы плохо умеем озвучивать свои потребности. Стесняемся их, осуждаем или умаляем. И усиленно усиленно не замечаем. Но на то это и потребности, что они никуда не деваются, а пухнут внутри, рвутся наружу через раздражение, недовольство, претензии, завуалированные под что-то другое. Мы сообщаем наружу, ты делаешь то то и то то не так, вместо того, чтоб признать, что происходит внутри. Мы сообщаем другому "ты плохой", вместо того, чтобы сказать "у меня есть потребность в том то и в том то". Это бессознательные процессы, мало подвластные изменению. Они тяжёлые как камни, мы вбухиваем массу сил, чтобы справлятся с ними. Изредка удаётся их подсветить, повернуться к себе, озвучить подтребности. И оказывается это совсем не страшно, не стыдно, не плохо. Становится легко. Интеракция оживает, пульсирует искренностью, за отсутствием необходимости маскироваться. 


Рамчик стал стоять без опоры, его так прёт от нового умения, что он встаёт везде и всё время. Встал посреди ночи на матрасе, танцует, машет руками и что-то поёт. Йонька тут же поднял свою лохматую голову:  

- Mама, смотри, как Рамчик стоит.  

- Pррр, дети, а ну спать всем!  

*****   

Вылез третий зуб, такая лопатка сверху. Он им играет и скрипит об нижние зубы)))   

*****   

Говорит мама, папа, аба (папа на ивр), не очень понятно, имеет ли это смысл или просто болтовня, типа татата, дадада. Вообще понимает многие фразы, имена братьев и собственное имя, дай, на, иди сюда, фразы насчёт еды, сна, игр, и пр.  

*****   

Сегодня утром старшие ругались. Янирка сердито ругал Йоньку, что тот садится на маленького верхом (они почти одного веса). А Йонатан орал:

 - Это мой Рамчик! Это мой Рамчик!!!

Забрала Йо из сада, проезжаем мимо автобусной остановки, там несколько солдат стоят, ждут автобуса. Картинка в Израиле стандартная, но в Зихроне реже встречается. Слышу:
- Мама, смотри, охотники!
*****

Яниркин друг был у нас в гостях, Йо ошивался рядом со старшими, стараясь не отсвечивать, чтоб не прогнали. Потом вечером зовёт Рому:
- Аба шель Янир! Аба шель Янир! (Папа Янира! Папа Янира!)